RE:WIND

Объявление

сюжет игры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RE:WIND » Prior Incantato » Давай вернёмся, в прокуренной кухне осталось вино.


Давай вернёмся, в прокуренной кухне осталось вино.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://media.giphy.com/media/wpVM8uZMwThC0/giphy.gif

Время и место:
1 октября 2015-го г., четверг, магический паб "Merlin's cufflinks", Лондон.

Действующие лица:
Hildebrand Macnair, Valerius Rosier, Vespasia Macnair.

События:Первый день Макнейра на новом месте работы, то бишь в Министерстве Магии, куда его заботливо порекомендовал его старый школьный собутыльник друг Розье. И было бы просто кощунсвом не отметить первый день знатной попойкой в баре.

+1

2

если вдруг поведение персонажа, как я его описал, не соответствует Вашему видению, всё можно исправить ^^ и прошу прощения

I was only 25 when I finally went home.

После успешного четырёхуровневого (читать: изматывающего своей примитивностью) собеседования я наконец приступаю к работе в британском Министерстве Магии, где так удачно образовалась вакансия в Отделе Международного Магического Сотрудничества как раз тогда, когда для меня имеет смысл вернуться в Великобританию.
Норвежский аналог Отдела Международного Сотрудничества я покидал без сожалений, однако сейчас, вынужденный иметь дело с воспитанниками Хогвартса, замечаю, что мне недостаёт норвежских коллег, преимущественно получивших образование в Дурмстранге – как и я. Я и представить себе не мог, что диплом выпускника Хогвартса будет читаться в каждом туполицем выражении, что я встречу в первые дни.
Нет, я преувеличиваю. Но исключения можно пересчитать на пальцах одной руки. Об этом чуть позже.
В приподнятом настроении от ощущения собственного превосходства, я с живостью и вдохновением принялся осваиваться в коллективе: другими словами, я страстно убеждал новых знакомых (которые, однако, были хорошо осведомлены о моём происхождении), что всячески осуждаю отца за выбранным им путь и вообще мы с ним никогда не ладили (что, разумеется, было наглой стратегической ложью; отец бы всецело поддержал этот блеф, я уверен); а также со скоро наскучившей быстротой разгадывал лучшую стратегию поведения с каждым - особенно с женщинами, которых в отделе оказалось большинство. Очевидно, магическая Великобритания решила, что все прежние беды были от мужчин у власти, так что стараются не допускать прежних ошибок. Как бы то ни было, мне это только на руку: женщинами любого возраста и семейного положения достаточно просто манипулировать, будучи – без лишней скромности – мной.
Во время обеда, чтобы избежать свидетелей, я отправился на аудиенцию к Уолтеру Сазерленду. Валериус предупреждал, что очень важно – важнее, чем в общении с кем-либо ещё в Министерства, – произвести на Уолтера хорошее первое впечатление, однако как это сделать – он не знал. Из всего, что я от него узнал, я заключил, что придётся иметь дело с чрезвычайно умным, расчётливым, но в высшей степени непредсказуемым человеком. Что ж, мне стало интересно.
Когда я спустился на девятый уровень, я невольно был поражён тем, как сильно отличается этот уровень от всех, что мне довелось увидеть сегодня, и от всего, что я знал в норвежском Министерстве, а также тем, насколько обстановка соответствует названию. Чёрные блестящие стены эхом отражали мои шаги так, что я неосознанно стал бояться, что моё присутствие несанкционированно и скоро будет обнаружено. Света было чрезвычайно мало, но в то же время достаточно, чтобы осветить очертания коридора. Я чувствовал себя ребёнком, во мраке ночи вышедшим сотворить шалость: украсть конфеты с кухни, подсмотреть за соседской девчонкой, сбежать из дома или, как в моём случае, стать Пожирателем Смерти.
Уолтер Сазерленд ожидал меня в своём кабинете, который располагался перед массивной дверью в самом конце коридора, очевидно, ведущей в самое сердце Отдела Тайн, куда непосвящённым вход был воспрещён. Мы пожали друг  другу руки, и началось ещё одно «собеседование», где я, всю первую половину дня отрекавшийся от своего отца, с чуть преувеличенной гордостью рассказывал о том, как унаследовал от него верность идеям Тёмного Лорда. Я был на середине рассказа о своей учёбе в Дурмстранге, когда дверь кабинета распахнулась. Я резко обернулся на звук, первым делом подумав, что, возможно, это всё было ловушкой и сейчас меня посадят в Азкабан, Нуменгард или ещё куда похуже, но вместо авроров в коричневых мантиях увидел хрупкого вида девушку в серой рабочей мантии.
– Уолт, какого хрена?! Где тебя носит? Я жду уже целый час! – недовольно провозгласила она, а я, распознавший в вошедшей особу женского пола и вспомнивший о манерах, вежливо поднялся со своего места. Я мгновенно почувствовал себя идиотом, потому что девушка добавила:
– Это ещё кто?
– Гильдебранд Макнейр, – улыбнувшись, представился я и учтиво кивнул. Я посмотрел девушке в глаза и чуть приподнял брови, приглашая и её назвать своё имя, однако…
– Это я вижу, – отозвалась девушка, смело отвечая на мой прямой взгляд. – Я жду, – отчеканила она и, повернувшись на каблуках, стремительно вышла из кабинета.
Я вернулся на своё место.
– Женщины, – многозначительно вздохнул Сазерленд, улыбнувшись.
– Да уж, – косноязычно согласился я, но мы друг друга поняли.
Остаток интервью прошёл как нельзя лучше.
Вторая половина рабочего дня бездарно пропала на семинаре для новичков в Министерстве, где рассказывали, как работает внутренняя корреспонденция, к кому обратиться, если в офисе гроза, на каком этаже что располагается и прочую дребедень. Мои мысли, однако, были заняты по большей части ворвавшейся в кабинет Уолтера незнакомкой. Я пытался угадать, кем же она приходится ему, если так к нему обращается. Если она ждёт его по рабочему вопросу, то почему она носит серую мантию, а он – лиловую? Что означало это её «я вижу»? Я отчётливо помнил, что она смотрела исключительно мне в глаза и не опускала глаза на значок с моим именем, который на меня повесили, пока не сделают мне постоянного пропуска, чем бы он ни был. Выражение её лица в тот момент, её тон – всё это было для меня непостижимо, странно, загадочно, маняще. Презрение это было? Насмешка? Но нет, не только, что-то ещё, я что-то упускаю. Моя улыбка не оказала на неё никакого видимого действия, однако она задержала на мне взгляд на долю секунды, когда уже обратилась к Уолтеру. Она настолько отличалась от всех тех, с кем мне пришлось сегодня знакомиться и кого я этой же улыбкой достаточно скоро обезвреживал. Я решил попытаться отыскать её снова.
Когда мы встретились с Валериусом в конце дня, я не стал скрывать, как изнуряющее скучно он прошёл, так что мой дорогой друг мгновенно нашёл решение: пойти в бар и отпраздновать первый из многих грядущих скучных дней на работе. Очевидно, подобный исход был заготовлен им заранее и вне зависимости от того, как мой первый день прошёл бы на самом деле, потому что, когда мы уже добрались до бара «Мерлиновы запонки» и заняли столик подальше от входа, он сказал, что пригласил свою сестру, Веспу, и что надеется, что я не возражаю. Я, разумеется, не возражал: ни против предопределённого итога дня, ни против компании Веспы. Я не преминул выразить своё удивление, что малышка Веспер (конечно, так я позволяю себе её называть только в мыслях, иначе Вэл меня, пожалуй, побьёт) уже закончила школу. В моей памяти она всегда была сильно младше нас, а потому даже прошедшие восемь лет после моего окончания школы не означали для меня, что и она уже закончила Дурмстранг. И не просто закончила, а тоже работает в Министерстве.
– А вот, кстати, и она, – смотря поверх моей головы, сказал Вэл и помахал рукой.
Мне пришлось обернуться – снова, – чтобы увидеть вошедшую, которой оказалась та самая девушка из кабинета Уолтера Сазерленда, о встрече с которой я ещё ничего не успел рассказать Вэлу – и не знал, собирался ли рассказывать вообще.
– Так значит – Веспа, – уже пригубивший огневиски, констатировал я с более широкой улыбкой, чем ранее тем же днём. Высказаться я решил, когда она была ещё в паре шагов от нашего столика, а потому чуть громче, чем обычно. – Рад снова тебя видеть, – я встал навстречу уже подошедшей Веспер и, взяв её левую руку в свою, запечатлел на ней вежливый поцелуй. Выпрямившись, я снова улыбнулся Веспер и чуть отошёл в сторону, жестом приглашая её пройти к дивану у стены, где её ожидал Вэл.

Отредактировано Hildebrand Macnair (2016-02-07 15:30:43)

+2

3

I was nearly 32 when they finally dragged me from the bar

Путь Макнейра и первый же его день в Министерстве, несомненно, можно было облегчить. Но ни дружеские чувства, ни лучшие торжества времен Дурмстранга не могли заставить меня лишить друга подобного опыта. Особенно в том, что касалось славословий в адрес Лорда перед Сазерлендом. Трогательно, профилактически полезно, воспитывает в молодежи верный идеологический настрой. В общем, не смел взять на себя дерзость прерывать подобные процедуры, потому, изучая одно из дел, терпеливо дожидался окончания рабочего дня Макнейра.

В баре мы едва успеваем перекинуться парой слов, когда появляется сестра.
Спешу подняться навстречу, предложить свою помощь, отодвинув для нее стул.
Параллельно наблюдаю за проявлением галантности от Макнейра. Не виданной,надо признать, галантности.
Так значит – Веспа, - что-то мне в начале этой фразы не нравилось. Впрочем, едва ли можно было сказать, что мне что-то нравилось, когда дело касалось моей сестры и мужчин, будь то даже проверенные знакомые по школе. Друзья существовали отдельно от семьи, потому когда речь шла о последней, "друзья" не имели значения. - Рад снова тебя видеть.
Тот момент, когда так и застываю, уперевшись ладонями в спинку стула сестры, которая не спешит ни садиться, ни приветствовать дорогого брата поцелуем.
- Так, значит, вы знакомы? - с легкостью скрывающей инстинкт поднявшего голову стража трех сокровищ Певереллов вместе взятых. - Какая удача, - отпивая виски, - когда же вам довелось узнать друг друга? Сестра, - смягчив тон, - закажешь что-нибудь?
Будем откровенны, я вовсе не собирался приглашать Веспу на эту встречу, так уж вышло, что противостоять ей практически невозможно, а она весьма настойчиво желала познакомиться с моим старым другом из Дурмстранга.
Судя по тому, что мне доводится наблюдать, оного желания поубавилось.
- Раз уж мы все собрались здесь и вы, так удачно, - снова подчеркивая сей ускользнувший от меня факт, - знакомы. Не сыграть ли нам в игру для старых друзей? Drink or dare? - взгляд на Макнейра, так ли давно времена, когда эта же игра использовалась для манипуляций теми, кто на подобное соглашался. Или же проще и легче: с единственной целью одурманить гранатовым вином приглянувшуюся третьекурсницу.
Взгляд мой настолько невинен и чист, что заранее знаю имя той, кто причислил бы эту затею к списку моих благих дел.

+2

4

я извиняюсь, что так долго, но вы меня немножко дезориентировали и поставили в тупик, так что я долго припиралась с персонажем. В итоге получилось что-то, за что прошу не бить тапками. Если что не так, исправим ^^

Soon she's down the stairs
Her morning elegance she wears
.

Сегодня утром за завтраком Валериус сказал мне, что в нашем полку прибыло. Мы не говорим "Пожиратели", мы говорим "шахматный клуб". Довольно безобидное название для игры, чьей главной целью является полное уничтожение противника, безжалостное и неминуемое. Но почему-то оно не вызывает у людей приступ паники или тошноту.
Вэл сообщает мне это с такой нескрываемой радостью, что я удивленно приподнимаю бровь из-за своей чашки чернейшего breakfast tea.
- Ты его знаешь. Бранд Макнейр, - видимо я должна была обрадоваться или как-то по другому эмоционально среагировать, услышав это имя, поэтому Вэл продолжил: - Бранд. Макнейр. Неужели ты не помнишь? Мы учились вместе.
- Вы учились вместе. - усиленно делаю вид, что поглощена своим завтраком, со всей ответственностью намазывая масло тонким слоем на подсушенный тост.  - Если ты забыл, твоим хваленым дружкам было не очень-то интересно общаться с мелочью, - конечно, я помнила этого Макнейра.
Еще будучи тринадцатилетней девочкой, я подшучивала над Вэлом, что Бранд -  это его первая любовь. В самом деле, я столько раз слышала это имя в отсутствие его владельца, что мне казалось, будто бы он уже член нашей семьи. "Бранд то.. Бранд это".
Однако я всегда оставалась за бортом круговорота событий своего брата. Сейчас я понимаю, что ничего интересного в этом для меня не было, и что со стоны Валериуса это был поступок достойный взрослого. Чему могли меня научить парни с обостренным чувством максимализма и бушующими в крови гормонами? Правильно, ничему хорошему. Но тогда я воспринимают это как личное оскорбление. А еще я ревновала брата к этим шалопаям. Разумеется, я не жаловалась Вэлу. Нытье - удел слабаков. Возможно поэтому у него спустя годы сложилось впечатление, что мы все пребывали в всепоглощающей идиллии дружеской нирваны.
Вэл был явно удивлен отсутствием энтузиазма с моей стороны, но списал это на привычное мне по утрам плохое настроение. А я была этому рада, потому что как и в детстве хотела скрыть от брата истинную причину своего недовольства. Теперь, когда шахматный клуб разрастался, я все больше ощущала, что жизнь продолжат нас разводить. Возможно, с появлением Бранда Макнейра, я вообще перестану видеть брата.
- Прости меня, Вэл, я совсем не то хотела сказать, - смягчившись, выдыхаю я. - конечно, косвенно я знакома с Макнейром, как и с доброй половиной учеников Дурмстранга, с которыми я одновременно пребывала в замке во время учебы. Но я очень хотела бы быть представленной новоявленному члену нашего "шахматного клуба". В конце концов, нам еще предстоит вместе сработаться на благо общего дела. Как насчет сделать это сегодня вечером? Только не говори мне, что вы не устроите типичный обряд посвящения после первого рабочего дня в одном из баров, - я даже не пытаюсь скрыть намеком свое предложение. Времена, когда меня можно было запереть дома, давно прошли. Невинно улыбаюсь братцу, который понял, что этот раунд им проигран.

And she fights for her life
As she puts on her coat
.

- Черт! - черные глаза-бусинки смотрели в пустоту. Я отшвырнула в сторону волшебную палочку, и она прокатилась по столу.
- Образец триста восемьдесят четыре дробь семь. Летальный исход под действием заклятия "Империус", - прытко пишущее перо со скрипом записало данные под диктовку, после чего снова зависло в воздухе в режиме ожидания. Я посмотрела на часы. Уолтер задерживался. Впрочем, как всегда. Когда не надо, он возникает за спиной из ниоткуда, зато когда нужно, его постоянно нужно искать по всему Минмагии!
Не то чтобы я не знала, что делать. Но даже у таких умственно одаренных личностей, как я, бывают проблемы.
Я работаю в лаборатории уже два года. По сути являясь и исследователем и подопытным. Если вкратце, я собираюсь выяснить, как сделать метаморфами всех желающих. С вживлением генов проблем нет, но вот в их адаптации. Крысам, на которых я тренируюсь, очень сложно понять, что от них требуется. Тем более они не понимают, зачем им нужно менять окрас шерсти или радужки глаз. Давно пора бы начать проводить опыты на людях, о чем я и говорю Уолтеру. С ними проще. Но он считает, что пока это слишком рискованно, тем более в стенах Министерства Магии. Пф, почему-то живые мозги в аквариуме в отделе регенерации никого не смущали своим происхождением!
Как вы поняли, я вынуждена мучаться с братьями нашими меньшими.
Но, как показывает практика, мне гораздо лучше удается работать заклятием Круцио, чем Империо. Забавно, что иной раз мне легче добиться от кого-то чего-то не магией, а природным обаянием. Но с крысами этот трюк не проходит. А вот у нашего мистера Сазерленда видимо нашлись дела поважнее, чем создание армии непобедимых Пожирателей. Несмотря на то, что я уже дважды посылала к нему патронуса с напоминанием.

Я не церемонюсь в общении с Уолтом. Он не против. Это он меня приучил к некоторого видам вольностям в общении. Вообще-то, за эти два года он стал мне скорее как отец в доску, чем как руководитель. Хотя многих до сих пор может смутить наша форма общения.
Ворвавшись бурей негодования в кабинет Сазерленда я тут же обнаруживал причину его задержки.
Макнейр.
Ну конечно, можно было догадаться.
Надо отдать ему должное, со школы он изменился, пожалуй, только в лучшую сторону. Юношеские щечки впали, заострив скулы, глаза стали более выразительными на бледном лице, движения более выдержанными. Элегантный как рояль, он в лучших манерах тут же поднялся со стула, как и подобает истинному джентельмену. Однако, вся эта мимолетная идиллия тут же тает на моих глазах, как только я замечаю полное отсутствие узнавания меня с его стороны. Как это ударило по моему самолюбию!
Мой следующий вопрос к Уолтеру следовало понимать не "как зовут этого человека", а "кто он такой, чтобы отвлекать нас от действительно важных дел". Однако Макнейр вклиниться в разговор, весьма поспешно и не к месту, представляясь мне самолично, а не как диктуют правила хорошего тона. Хотя, мне ли говорить об этикете после своего появления?
- Это я вижу, - парирую его своим безразличным взглядом. Ничего, заслужил. Я бы простилась ему его невнимательность и гордость, не задев он мою.
Засим удаляюсь.

В пабе уже довольно людно, и Вэлу приходится привлечь мое внимание рукой. Махнув ему в ответ, я пробиваюсь через толпу к столику.
- Так значит - Веспа, - не нравится мне эта улыбка. Слишком широкая. Слишком много рвения со стороны незнакомца, особенно, если учитывать мой холодный прием сегодня днем. Я рассчитывала на другое поведение. Я привыкла, чтобы меня боялись, ну или хотя бы остерегались. Я уже пытаюсь податься к брату, чтобы поприветствовать его привычным поцелуем и дать помочь мне снять пальто, но не успеваю опомниться, как Макнейр встает у меня на пути, берет меня за руку и припадает к ней губами.   
- Веспасия, - поправляю я не моргнув. - Можно Веспер, - нарочно подчеркиваю субординацию. Не в обиду Макнейру, но действительно, очень немногим людям я позволяю ласково называть меня Веспой. В сущности, этих людей можно пересчитать на пальцах одной руки. Вэлу можно, маме можно было, Уолту (хотя последний принципиально зовет меня Полным именем или фамилией). И Макнейр явно в этот список не включен. Пока. Ухмыляюсь брату, в надежде что он меня поддержит, однако читаю в его взгляде настороженность. Неужели его обидело то, что мы с Макнейром имели неосторожность столкнуться в Министерстве? Но ведь это так предсказуемо, особенно в границах отдела тайн, куда он вынужден был спуститься.
- Да, мы уже виделись сегодня в кабинете Сазерленда. Он заставил меня ждать, и я напомнила ему об этом, - как можно более миролюбиво говорю я и целую брата в щеку.
- Но, как оказалось, он был занят мистером Макнейром. Ты же не в обиде, что случайность лишила тебя возможности представить нас друг другу, не правда ли, Вэл?
Я оказываюсь перед выбором: место на диване, приготовленное для меня Макнейром, или стул, предложенный братом. Я выбираю диван чисто из практических соображений удобства. Хотя, не совсем. К ухаживаниям брата я привыкла, а вот принимать их от других - нечто новенькое. Таким образом, я оказываюсь с братом по левую сторону, и новым-старым знакомым по правую.
- Да, я буду огневиски с клюквенным соком, как обычно, если тебя не затруднит, дорогой брат. Для этой игры я еще слишком трезва, чего по вам, господа, не скажешь, - минутное молчание прерываю типичным для приличного общества вопросом: - Как ваш первый день в Министерстве магии, Бранд? Со скуки не померли?

+1

5

– Веспасия. Можно Веспер, – жёстко поправляет меня Веспер, а я, уже будучи несколько навеселе, подчёркнуто резко киваю, поджав губы: «Вас понял». Видимо, удовлетворённая моей реакцией, Веспер проходит мимо меня к брату, и я, оказавшись вне поля её зрения, перевожу взгляд на Вэла и поднимаю и опускаю брови: «Ну кто ж знал». Мои медлительные мысли добираются до корня возникшей проблемы, ведь это с подачи Валериуса я назвал Веспер Веспой, но высказать или ещё каким-нибудь образом выразить свой укор, я не успел.
– Так, значит, вы знакомы? – с преувеличенной лёгкостью переспрашивает мой друг. – Какая удача.
Я на мгновение сощуриваюсь и чуть наклоняю голову, давая ему понять, что не вижу причин для того, что я расценил как враждебность. Я, конечно, не сказал ему о нашей встрече, но ведь я до нынешнего момента и не знал, кого я встретил на самом деле. Если бы я узнал Веспер с самого начала, я бы, разумеется, упомянул встречу. По крайней мере, мне сейчас в это верится. С другой стороны, часть меня рассчитывала, что за предыдущую встречу Вэл примет нашу учёбу в Дурмстранге. Но, пожалуй, я сам себя выдал, сказав «так значит».
Предоставив Веспер объяснять нашу сегодняшнюю встречу, я вернулся на своё прежнее место. Расстёгивая пуговицу пиджака, я самодовольно (и слегка смущённо?) усмехнулся, когда она упомянула, что именно мной был занят Сазерленд. Я невольно любовался тем, как мило Веспер общалась с братом, сам пока не удостоившийся ни одного приветливого взгляда от неё, а по окончании её речи поспешил перевести взгляд на Валериуса в подтверждение её слов. Когда он ответил на мой взгляд, я с преувеличенной огневиски мимикой поджал губы и развёл руками.
– Виноват, – но виноватый вид я выдерживаю недолго и, смеясь, добавляю. – Если бы я знал, Вэл, что ты хочешь лично представить меня своей очаровательной сестре, – многозначительный взгляд на очаровательную сестру, – я бы… нет, пожалуй, я всё-таки ничего не мог поделать в сложившейся ситуации, – как бы отметая свою ответственность за стечение обстоятельств, делаю резкое движение кистью правой руки и едва не проливаю огневиски. – Это была судьба, – с саркастичным паузами делаю я вывод и ставлю бокал на стол. В это время Веспер присаживается рядом со мной, и я рад, что успел закончить мысль прежде, чем это произошло.
Вэл предлагает сыграть в игру, которой мы прежде с огромным успехом пользовались при завоевании девичьих сердец, но я не спешу соглашаться: усмехаюсь, отпиваю огневиски из бокала и не столько обдумываю, сколько пребываю в состоянии распознавания загадки и на подступах к началу её решения: отчего Валериус не отпускает эту нашу внезапную встречу с Веспер? Но я совершенно не хочу раздумывать над этим и тем более знать ответ, а потому делаю знак эльфу-официанту, круговым движением пальца показывая, что нам с Валериусом напитки нужно повторить, а также принести то, что заказывает дама. Я веду игру против своего трезвого суждения и здравого смысла.
– Этот круг за мной, я угощаю, – оповещаю собравшихся за столом. Я уже собрался обратиться к Валериусу и предложить ему начать игру, но в этот момент ко мне обратилась Веспер.
– Как ваш первый день в Министерстве магии, Бранд? Со скуки не померли?
Я медленно перевожу взгляд на неё и после выдержанной паузы отвечаю:
– Гильдебранд, – с торжествующей улыбкой на губах. Преисполненному самодовольства и удовлетворения от маленькой мести, мне удаётся поддерживать образ гордеца, проводящего черту между собой и собеседником и устанавливающего правила общения с собой, лишь пару мгновений, а затем я роняю голову и усмехаюсь, разрушая весь эффект враждебности. – Нет, спасибо, первый день выдался достаточно насыщенным. Но вот за последующие я поручиться не могу. А что, у вас в Министерстве всегда скучно? – невольно улыбаясь, смотрю на Веспер, а затем огромным усилием воли заставляю себя перевести взгляд на Валериуса – отчасти ради ответа и от него тоже, отчасти чтобы понаблюдать за его реакцией.

+2

6

Пока градусное различие составе моей крови и крови брата с Макнейром разительно отличается, и скорость реакции у них послабее, чем у меня, я позволяю себе придирчиво изучить внешность нового-старого знакомого, без страха быть пойманной с поличным. Не то чтобы меня это сильно волновало, но уровень самодовольства у парня явно зашкаливал, так что не стоит льстить ему раньше времени.
– Гильдебранд, – не отрывая взгляда, слежу за переменами в лице нового знакомого. Узкие губы, изогнувшиеся в широкой, торжествующей улыбке. Высокий лоб (признак если не ума, то хотя бы осмотрительности). И, конечно, глаза. Гильдебранд Макнейр безусловно относился к тем людям, вспоминая которых первым делом вспоминаешь именно глаза, их глубину и цвет. У него они были серо-зеленые, и ему это шло.
- Подловил. Ловко, - снисходительно улыбаюсь. Я всегда улыбаюсь, когда надо скрыть смущение от собственного промаха. Так легче создать впечатление, что меня это нисколько не задевает. Но в мыслях я уже давно отругала себя.
- А что, у вас в Министерстве всегда скучно? – Я слишком занята, чтобы ответить, пытаясь вернуть свое хладнокровное очарование, делая несколько глотков огневиски, который мне поднес так вовремя подоспевший эльф. Макнейр переводит взгляд на Вэла и, покончив со своим стаканом (ах, Мерлин, как, уже?), я следую его примеру. Откинувшись на спинку стула, Валериус постукивает костяшками пальцев о столик в такт музыки. Сперва кажущаяся расслабленной, его поза говорит мне, что он занял наблюдательную позицию. Такую улыбку я неоднократно видела на его лице: утром за завтраком, пока он читал "Ежедневного пророка", или на кухне, пока он напевал "у моря", счищая заклинанием кровь нашего отчима с кафельной плитки. Вэл непринужденно выдерживает паузу, доставая из портсигара сигарету, и только прикурив от волшебной палочки, снисходит для ответа.
- Увы. Что поделать, здешнее общество в большинстве своем не блещет остроумием. Я все жду, когда же англичане наконец эволюционирую в лягушек, - Вэл дает прикурить мне под удивленным взглядом Макнейра. - Им до этого недалеко, всего-то нарастить перепонки!
- Скажешь тоже, Вэл!
- Нет ты, сестрица, скажи мне. Правда или действие?
Мне стоит усилий, чтобы не закашлять во время затяжки. Остановив вдох, я медленно выдыхаю дым и неспеша окидываю взглядом помещение бара. Этой ночью мне не хотелось бы оттирать свою же кровь с кафеля. Все знают, что играть с Вэлом опасно, особенно для девушек. То, что я любимая сестра, значения уже не имеет. Бранд это, конечно, понимает. Видимо поэтому и сделал вид, что пропустил это предложение мимо ушей. Пустив брату дым в глаза, я бросаю Гильдебранду выразительный взгляд.
- Ну уж нет, Вэл. Такой приятный вечер тебе не испортить! - игриво дергаю плечами, откидывая назад волосы, со стуком ставлю второй стакан на стол. В любой неприятной ситуации включай тумблер безудержного веселья. Благо с этим у меня проблем не было, особенно в компании веселящей воды. - Я хочу танцевать! Вы танцуете, мистер Гильдебранд? Ничего, это поправимо. Пойдем, живо! - долго спихивать Макнейра с дивана не приходится, видно он сам не горит желанием играть. - Прости, дорогуша, мы вернемся через пару минут! - я вижу, как Вэл закатывает глаза, но на лице его уже нет того убийственного выражения. Я с облегчением выдыхаю. Пик бури прошел. Вэл никогда не злится на меня подолгу, а уж ему ли не знать, как я люблю танцевать, и как ноги сами несут меня на паркет, заслышав нужный такт? В большинстве случаев брат и выполняет роль моего партнера, но ему это так быстро наскучивает.
- Скажи спасибо, я спасла тебя от скуки и самокопаний на ближайшие десять минут. Ты же знаешь Вэла и его не самый чистый стиль игры, - признаюсь, я не ожидала ничего сверхъестественного от Бранда в плане танцевальных навыков. Он не сильно рвался на танцпол. Однако, меня приятно удивила сила его руки на моей талии, которая мягко, но уверено, повела меня. Положив свою руку на мягкую ткань мантии Макнейра и подавшись вперед, я ощутила терпкий, чуть солоноватый запах. Такое знакомое и далекое, еще со школьных времен. Дерево и море. Норвегия еще не выветрилась. И не только. Есть еще что-то далекое, ветреное в этом человеке. Бушуют волны внутри, хотят вырваться наружу. Неутолимый, бьется о скалы. С кем боришься, парниша? Чьи корабли мечтаешь потопить? Мне кажется, я знаю..
- Впечатляет, Бранд. - улыбаюсь, нарочно провоцируя его. - Интересно, что же ты еще умеешь? - Последнее я почти что прошептала на ухо, подобравшись совсем близко. Сквозь взъерошенные волосы я мельком заметила, как Валериус наполняет свой стакан из на треть пустой бутылки.

+1


Вы здесь » RE:WIND » Prior Incantato » Давай вернёмся, в прокуренной кухне осталось вино.