RE:WIND

Объявление

сюжет игры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RE:WIND » Prior Incantato » Vanity Fair


Vanity Fair

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/84/94/e8/8494e8b4442b21fd5258bf22ede72cde.gif
https://68.media.tumblr.com/9adf1e5c950689dac62cc56dfa3f590f/tumblr_ohoj3vPruw1v99polo1_500.gif

Время и место:
июнь 2003 г., Малфой Мэнор, а так же Лондон, его пригород, не исключены и другие уголки Королевства.

Действующие лица:
Драко Малфой, Астория Малфой (Гринграсс).

События:Помолвка состоялась ранее, в мае этого года. Теперь осталось грамотно разыграть спектакль в обществе, чтобы никто не подумал, что брак задуман по расчету в целях спасти семью Малфой от материального бедствия. Но как долго сами влюбленные смогут разыгрывать комедию друг перед другом, страшась раскрыть свои истинные чувства? О, их эго раздулось до таких масштабов, что в комнате становится тесно.

+1

2

– Добрый вечер, добрый вечер, – с застывшей гримасой радушия на лице я приветствую прибывающих гостей, стоя подле родителей, игравших свою роль куда как лучше. Но никому не было до меня никакого дела. Я – «виновник торжества» – лишь предлог для светского раута. Я уже давно не в том возрасте, когда говорят, как я подрос и каким прекрасным юношей я становлюсь, а потому гости, кратко поздравив меня, а заодно и моих родителей с днём рождения наследника, стремились как можно скорее найти себе укромный уголок и слиться с окружающей обстановкой, чтобы не пришлось больше сталкиваться с неловкостью поздравительной речи малознакомому (будем откровенны, критерием отбора для гостей была отнюдь не степень их знакомства со мной) 23-летнему юноше.
Раньше мне приходилось часто слышать издевательское предположение, что родители, должно быть, очень мной гордятся. Адресованное мне или им, оно неизменно встречалось одним и тем же унизительным в своей лживости ответом. В нашем нынешнем положении всё же можно было найти положительные черты: больше никто не предполагает у нас наличие гордости вообще.
Я отвлекаю себя мыслями о том, как же моему отцу удалось убедить всех этих людей явиться на данное мероприятие, не желая удостаивать вниманием щекотливое волнение в груди.
– Добрый вечер, мистер Гринграсс, миссис Гринграсс, – Астория, – я провожаю последнюю до её места взглядом, выражающим заинтересованность и недоверие увиденному, и лишь оклик матери возвращает моё внимание к новым подошедшим гостям. Моё краткое, тщательно отрепетированное замешательство, я уверен, не ускользнуло от глаз особенно охочих до сплетен гостей.

Мы провели последние две недели, отрабатывая эту нашу «первую встречу».
Нам нужно было прикрытие – и всё играло нам на руку. Приближался мой день рождения, и Асторию должны были вот-вот впервые вывести в свет – теперь, когда замужество Дафны позволяло их родителям позаботиться о судьбе младшей сестры. Однако о том, что её судьба предрешена, не должен был знать никто.
Две недели мы тайно встречались и – поначалу вместе с более опытными в делах конспирации родителями, но всё чаще наедине – разрабатывали идеальное прикрытие нашей помолвке. Это было продиктовано не только правилами приличия (несмотря на расхожесть браков по расчёту в наших кругах, открыто об этом заявлять считалось моветоном), но и необходимостью скрыть реальное бедственное положение моей семьи. Отсюда – шикарный приём, по большей части проспонсированный моим будущим тестем, где мы с Асторией перед сборищем самых влиятельных волшебников, которых только удалось к этому привлечь, и самых отъявленных сплетников (некоторые даже зарабатывают этим на жизнь) должны будем разыграть первый акт нашей истории любви.

Надо сказать, теперь, когда идея женитьбы уже не была абстрактной, безличной, принципиально деперсонализованной с обеих сторон, она меня больше не отторгала. С самого первого дня нашей помолвки Астория открылась для меня как столь же практичный, сколь и харизматичный человек, а потому я стал воспринимать всё это мероприятие с помолвкой иначе: не как чужой военный план, в котором я – и Астория тоже, раз уж на то пошло, – лишь пешка, лишь схематичная фигурка, удачно расположившаяся для задуманной кем-то комбинации; но как приключение, как авантюру, как величайшее надувательство в истории магического мира. Астория и я – мы сообщники, заговорщики, которым предстоит обвести вокруг пальца весь магический мир, который – уж мы об этом позаботимся – станет следить за развитием наших отношений; сыграть свои роли безупречно, не дав даже самым искушённым и придирчивым сплетникам повода сомневаться в подлинности нашей истории.

– Дамы и господа, – сделав пару шагов в центр залы, я призываю монотонно жужжащую толпу обратить на меня внимание, – дорогие гости, – второе обращение, как второй звонок, призвано дать время присутствующим сориентироваться, а тишине – окончательно установиться, – добро пожаловать. Я счастлив приветствовать вас сегодня здесь и благодарю вас за оказанную мне честь, – говоря это, я обвожу присутствующих  взглядом и, конечно, встретившись глазами с Асторией, останавливаюсь на ней чуть дольше. – Позвольте же не утомлять вас долее прелюдиями и объявить первый танец.
Как по команде, гости отвернулись от меня и стали жадно осматривать залу в поисках партнёра или партнёрши. Я не оборачивался, но спиной почувствовал, как мои родители первыми образовали пару, привычно и грациозно соединив руки. Их примеру последовали многие женатые пары: первый танец они, как правило, проводили друг с другом, но затем, воспользовавшись первой же возможностью, сбегали к другому полюсу залы, чтобы под благовидным предлогом отдохнуть от общества другого в танце с кем-нибудь помоложе и поинтереснее, за игрой в карты или, конечно, сплетничая.
Несколько секунд я оставался на месте, не сводя глаз с Астории, которая достаточно быстро разорвала со мной зрительный контакт, чтобы определить, кого ещё она сумела заинтересовать. Медленным уверенным шагом я двинулся к ней, прерываемый проносившимися мимо меня парами, которым я с улыбкой и кивком уступал дорогу. Пропустив третью пару мимо себя, я вернулся взглядом к Астории и обнаружил, что, пока не замеченный ею, сбоку к ней приближается невысокий темноволосый молодой человек, чьё лицо и несмелая походка были мне смутно знакомы. Возможно, он учился на несколько курсов младше меня – или же был каким-нибудь хаффлпаффцем, Мерлин знает каким образом выбившимся в люди. Конкуренцию мне он, разумеется, составить не мог и уж подавно не угрожал намеченному плану, но всё же сумел вызвать моё неудовольствие тем, что добрался до цели чуть раньше и отвлёк внимание Астории от меня. Впрочем, не надолго: стоит отдать должное моей невесте, которая, удостоив моего «соперника» кратчайшим из взглядов, тут же повернулась ко мне.
Я, словно не замечая препятствий на своём пути, учтиво протянул Астории  руку в знак приглашения и увёл её в гущу танцующих пар. Наши движения слаженны и точны, отрепетированы до натуральности, чтобы любому, кто взглянет на нас, было очевидно, что, кроме взаимного притяжения, которое мы стараемся разыграть, нас объединяет что-то на глубинном уровне – древняя магия, показывающаяся только в танце.
– Ты прекрасно выглядишь, – вполголоса замечаю я. Я даже не лукавлю: мне не нужно было вымучивать из себя заворожённость и рассеянную улыбку, когда приходилось задерживать взгляд на Астории. Однако к нынешнему моменту наш идеальный дуэт стал мне казаться уж больно приторным, а потому, дождавшись, когда комплимент достигнет своей цели и отразится в благодарной улыбке, я добавил как бы невзначай:
– Отсутствие Дафны определённо идёт тебе на пользу. Даже жаль, что никто больше не сумеет этого оценить, – я говорю будничным тоном, деланно скучая, растягивая гласные в своей привычной манере, однако стараясь всё с той же нежностью смотреть на Асторию. – Я верну тебя твоему ухажёру, если хочешь, – то, с какой желчностью я акцентировал слово «ухажёр», удивило меня самого, однако, мельком взглянув на тоскливую фигурку вышеназванного, я отмахнулся от идеи, что причиной тому могла быть ревность, а не презрение.

Отредактировано Draco Malfoy (2017-02-15 22:45:19)

+2

3

Все это было бы смешно, если бы не было так.. скучно.
Я всегда знала, что в умственном плане развита гораздо лучше своих сверстниц. Я не любила пустословить, однако слушать других находила занятным и поучительным, ведь ты учишься на чужих ошибках из их историй. Благо, у меня была старшая сестра, которая, по сути, стала моим ходячим примером. Не для подражания, естественно. Дафна была прекрасным примером от противного.
Пройдя на ее примере неплохую школу жизни, в частности, мне доставало ума не показывать свою развитость старшему поколению, дабы не обременять себя излишней ответственностью, которая неизменно ложится на плечи всех правильным образом зарекомендовавших себя личностей. Так было с Дафной, и я нисколько не питаю желания идти по ее стопам. Пускай покоряет и дальше свои Маттерхорны карьерной лестницы. Я же не горю желанием напрягаться понапрасну. Меня вполне устраивает роль хранительницы очага, благоверной жены, а в будущем - матери наследника с благозвучной, благородной фамилией.
Однако вернемся к делам насущным.
Обмахиваясь  веером, я послушно двигаюсь в сопровождении родителей к парадной лестнице, дабы поприветствовать хозяев особняка - чету Малфоев и их сына, непосредственного виновника торжества, а так же моего будущего мужа. Однако, о последнем факте не знает никто, кроме нас с ним и наших родителей. Предчувствие того, что мы весь вечер будем водить за нос всех присутствующих, пожалуй, единственное, что возбуждает во мне интерес.
– Добрый вечер, мистер Гринграсс, миссис Гринграсс, – Астория.
Или не совсем единственное.
Не буду скрывать хотя бы от себя самой, моя гордость задета знанием того, что каждое действие Драко тщательно отрепетировано. Каждый его взгляд, улыбка, слово, всего лишь прием, дабы убедить присутствующих в том, что наш будущий союз не несет в себе ни доли расчетливости. Вряд ли в магическом обществе найдется кто-то более расчетливый, чем мистер Малфой, известный своей способностью держать нос по ветру политических настроений, и мистер Гринграсс, сколотивший свое состояние чуть ли не из воздуха. Так неужели кто-либо в своем уме поверит, что отпрыски таких расчетливых личностей вступят в брак по любви?
Но в обществе нашем не так уж и много людей разумных. Расслабившиеся в послевоенное время, они жадно ищут, чем бы занять свои мысли, и сплетни в наши дни разлетаются так же быстро, как свежий номер "Ежедневного Пророка".
А потому, улыбаясь, словно невинная школьница, я опускаюсь в реверансе, потупив взгляд, после недолгого зрительного контакта с Драко. Было бы неплохо, если бы мои щеки озарились румянцем, однако тут я бессильна.
Прохожу в украшенный зал, с гордостью замечая на себе пристальные взгляды других особ. Значит взгляд Драко до сих пор прикреплен ко мне, и наша уловка не осталась незамеченной. То ли еще будет, господа.
К счастью, я знаю цену своей красоте. Это несколько утешает мое задетое самолюбие. С четвертого курса у меня не было недостатка во внимании с мужской стороны. Так что впереди у меня много времени, чтобы успеть влюбить себя своего будущего мужа.
Наконец, когда гости собрались, именинник взял слово, объявляя первый танец. Я знаю наперед, что он подойдет ко мне, так как ничто так не отпечатывается в памяти гостей, как первый танец. Но я все же обвожу взглядом зал в поисках потенциальных партнеров. Это же мой первый бал вне дома и я еще "не знаю, кто меня пригласит".
Надо сказать, я достаточно далеко отошла от всех возможных кавалеров, дабы исключить возможность, чтобы меня кто-то перехватил до Драко, а потому меня весьма озадачил голос, внезапно раздавшийся за спиной.
- Я прошу прощения, вы..
Я замираю в попытке потянуть время. Не могу же я допустить, чтобы наш план, на осуществление которого ушли недели, провалился из-за какого-то проходимца. Но в то же время, я не могу повести себя опрометчиво и запятнать свою репутацию, как неблаговоспитанной особы. Улыбаться, в любой непонятной ситуации улыбаться. А потому, с любезнейшей из своих улыбок и застывшим вопросом во взгляде, я поворачиваюсь к нему, с облегчением заметив подоспевшего Малфоя. Как нельзя вовремя! Не говоря не слова, он берет меня за руку. Ему сегодня все позволено. Не станет же этот юнец спорить с хозяином вечера? А потому, нисколько не испытывая мук совести, я позволяю Малфою увести меня в центр зала.
- Ты опоздал, - говорю я сквозь зубы. - Повезло, что он не успел пригласить меня.
– Ты прекрасно выглядишь, – очевидно, он очень доволен собой. Но я подспудно чувствую, что скоро за приторностью его речей последует укол. Говорят, лучшие танцовщицы те, которые не думают о танце. Мои мысли были заняты отнюдь не танцем, а потому не стоит удивляться, как легко, интуитивно я поддавалась любому движению Драко. Бьюсь об заклад, сейчас мы не можем не быть центром внимания.
- О, я знаю! Но благодарю, мне приятно это слышать снова и снова, - парирую, не медля с ответом.
– Отсутствие Дафны определённо идёт тебе на пользу. Даже жаль, что никто больше не сумеет этого оценить, – Я запрокидываю назад голову, мой звонкий смех сливается с шорохом юбок, тонет в звуках музыки. Со стороны может показаться, что Драко удалось рассмешить свою партнершу. Но я смеюсь не над его словами, а над тем, что я могла бы ответить.
Отсутствие Поттера так же делает тебя королем сегодняшнего вечера, Драко.
Только я все же промолчу. Я слишком хорошо помню историю их отношений с Мальчиком-который-выжил. У нас с Драко своеобразная манера общения, построенная на эгоизме, сарказме и взаимовыгоде. Однако, нам еще жить вместе под одной крышей пока смерть не разлучит нас, и с моей стороны было бы не дальновидно сознательно наживать себе врага, с которым я буду делить постель. И не то чтобы меня так сильно задело сравнение с Дафной. По этой теме уже успели пройтись все, кому не лень в нашей семье. В общем, я оставлю это на будущее.
Кажется, Драко все же вынужден был побороться с замешательством, вызванным моим смехом, так как тут же поменял тему.
– Я верну тебя твоему ухажёру, если хочешь, –
От меня не скрылось пренебрежение, с каким  он произнес эту фразу. Мне понравилась эта реакция, как единственное из того, что не было отрепетировано заранее.
- Это так мило с твоей стороны, - с теплотой смотрю ему в глаза, но не так, словно мы знакомы уже достаточно давно, а так, словно мы только начинаем лучше узнавать друг друга. - Но ты не волнуйся, Драко, вечер только начался, я вполне успею перетанцевать со всеми, с кем захочу, - тем более, что по правилам этикета, партнеру запрещено приглашать одну и ту же девушку более чем два раза за вечер. Я знаю, что говорю.  Ведь следующий танец тоже за мной. Однако потом, чтобы быть более убедительным в глазах толпы, изображая влюбленного юношу, Драко придется либо стоять в стороне, наблюдая за мной, либо отвлекать мое внимание от других танцоров, что в бальном зале весьма затруднительно.
Музыка стихает, и все пары останавливаются. Я делаю глубокий реверанс, однако Драко не выпускает мою руку, чуть запрокинув голову на бок. Меня всегда удивляла его способность смотреть на всех вокруг сверху вниз, даже если собеседник был выше его. Однако сейчас я не видела привычного высокомерия в его взгляде. И мне совсем не сложно изобразить воодушевление от того, какая честь мне оказана. Станцевать с хозяином два первых танца подряд! Девицы, стоящие у окна, кажется готовы наложить на меня сглаз, до того у них сжаты зубы. Что за прекрасное зрелище!
Here in your arms where the world is impossibly still
With a million dreams to fulfill
And a matter of moments until the dancing ends.

Я помню то время, когда ты проходил мимо, даже не замечая меня. Я помню, как ты флиртовал с моей сестрой и с половиной нашего факультета. Я видела, как ты смотришь на студенток из Шармбатона, когда они приехали к нам на кубок Трех Волшебников. Я помню тени, залегшие на твоем бледном лице, когда ты был на шестом курсе. Я как однажды поздним вечером в гостиной Слизерин я спросила, в порядке ли ты, но ты даже не удостоил меня ответа. Но все это словно отступило назад. Ты держишь меня за руку, ты притягиваешь меня ближе к себе, и я знаю, что имею право положить руку тебе на плечо. Чувствуя то незримое, что объединяет нас сейчас - нашу общую тайну, я готова подвести черту под всей той жизнью, что я жила в надежде на твое внимание. Мерлин знает, сколько времени я мечтала об этом!
Раз, два, три, и... Раз, два, три. И! Замираю в каждом квадрате. Мне кажется я как-никогда отчетливо чувствую тебя, всего тебя, рядом со мной. Мне так не хочется сдаваться, я до боли в голове боюсь, что ты поймешь всю мою слабость. Мне кажется, я этого не вынесу. Я так привыкла никому не доверять своих чувств, я так хотела найти кого-то, кому смогу все рассказать когда-нибудь! Когда-нибудь...

+2

4

Мы кружимся в танце, и боковым зрением я отмечаю, что к нам прикованы взгляды всех, кто проводит первый танец статично. Меня распирает от самодовольства и желания открыто насладиться восхищением, недоумением, завистью на их лицах, но я не могу: мой взгляд сегодня предназначен только для Астории.
Мне нравится, как отрешённо-уверенно она держится на людях, это очень подходит к моей собственной манере – с той только разницей, что ей это, кажется, даётся легче. Что ж, даже неплохо, если мне будет, чему поучиться у будущей жены: наш союз уже сейчас обещает быть продуктивным и полезным для обеих сторон.
Мне нравится также, как стойко она выносит колкости с моей стороны и как изящно порой отвечает. Её сдержанность подстёгивает моё садистское любопытство: мне интересно нащупать под панцирем тщательно выстроенной защиты мягкую сердцевину, исследовать её болевые точки, спровоцировать её на подлинное чувство, неотрепетированную реакцию. Пока Астория с достоинством выдерживала всё, однако я и не думал сдаваться: достойный соперник лишь стимулирует мой разум.
Первый танец закончился, но время расставаться ещё не настало: второй танец нам тоже суждено провести вместе. Пока Астория склоняется в реверансе, а я с удовольствием наблюдаю за её грацией, я успеваю обдумать ответ.
–  Меня очень разочарует, если ты действительно захочешь танцевать с кем-либо из присутствующих, –  я достаточно тщетно пытался скрыть презрение, так не шедшее образу пылко влюбившегося юноши. – Если у тебя есть вкус и чувство собственного достоинства, ты скорее предпочтёшь весь вечер раскладывать пасьянсы в компании своей матушки, нежели согласишься на танец с этим скучным ограниченным непредставительным плебсом.
Пожалуй, я сказал этим ответом даже больше, чем предполагал. Я знал, что я интеллектуально и по праву рождения превосхожу присутствующих здесь сверстников, я чувствовал себя королём сегодняшнего вечера, я был уверен в себе – как прежде, как в давно забытое довоенное время. Но мне безумно хочется знать, что и Астория считает меня исключительным, что она осознанно предпочитает меня всем остальным. Именно меня, а не иконический образ меня, хотя я и не давал ей шанса узнать меня лучше. Даже наоборот: я невольно веду себя совершенно категориально, совершенно соответствую своей социальной роли. И постоянно проверяю её на прочность – на верность.
Как далеко ты позволишь мне зайти?..

+2

5

– Меня очень разочарует, если ты действительно захочешь танцевать с кем-либо из присутствующих, - я удивлённо приподнимаю брови, не теряя при этом своей улыбки. Кажется, я задела за живое. А поскольку со школьных лет я знаю, что Драко очень импульсивен, несмотря на выработанную с годами способность держать себя в руках, я пытаюсь избежать возможных неприятных последствий, задувая этот огонь.
- Что же, тебе остаётся лишь надеяться не быть преданным разочарованию. В конце-концов, у тебя же день рождения. Ну же, Драко, - я провожу пальцем по его щеке к волосам, чтобы второй раз упокоить руку на его статном плече. Легко и нежно, никто, пожалуй, и не заметит.
- Зачем портить себе праздник мыслями о том, чего может и не случится?
- ... нежели согласишься на танец с этим скучным ограниченным непредставительным плебсом.
- Как много эпитетов для скучного плебса, - мы продолжаем кружиться, и я с удовольствием замечаю, как многие компании начинают шептаться при взгляде на нас с Драко. Без лишних слов, мы звезды этого вечера. Наши родители, не сговариваясь, излучают такое самодовольство, что кажется, ещё немного, и они начнут светиться, бросив вызов небесным светилам. Особенно Люциус. Интересно, если бы мои родители отказали ему в моей кандидатуре на роль будущей жены его единственного сына, к кому бы он обратился?
От этих мыслей, которые неприятно отдавались у меня внутри ( а, может, всему виной большое количество людей в одной зале), я вдруг почувствовала , как голова идёт кругом. Благо, танец подходил к концу. Не теряя остатков грации, фактически на автомате кланяюсь своему партнеру и достаю свой веер.
- Драко, ты не проводишь меня на воздух? - стараясь не подавать виду, чтобы не поднять панику у общественности (особенно у моей матушки, которая тут же начнёт суетиться вокруг меня похлеще обеспокоенной наседки), я ищу глазами выход из зала. То и дело ловлю на себе косые взгляды. Внезапно на меня накатывает волна паники, очень некстати. Как быстро иссякают запасы моей уверенности. Драко опытный соперник в словесной борьбе, я же не привыкла так часто парировать. Обычно, все диалоги разворачиваются у меня в голове, на людях же я вежлива, учтива, но ни в коей мере не болтлива. К тому же, большАя часть сил ушла на танец. Очень некстати возникает мысль, что если я провалю этот вечер, Малфои ещё успеют подыскать на мое место другую кандидатуру. Возможно, не такую красивую и умную, как я, но зато более стрессоустойчивую, что не маловажно для продолжения рода. Главное, сохранять спокойствие, и я не облажаюсь. Главное, не давать Драко повода усомниться в моей силе.

+2

6

Поставив Асторию перед невозможным выбором: показать себя, танцуя весь вечер, или сохранить моё расположение, выказав подобное моему пренебрежение к собравшимся, я надеялся понаблюдать за её внутренней борьбой и словесным проявлением этой борьбы. Астория, однако, не доставила мне такого удовольствия, предпочтя перевести всё в шутку. Слова её, конечно, подразумевали, что она склонна предпочесть меня всем остальным, но не в достаточной степени, чтобы я воспринял это как окончательное решение с её стороны и свою безоговорочную победу, и, к тому же, она оправдала свой ответ тем, что у меня день рождения.
Подобное отступление с её стороны не могло не подпортить моего настроения: я так рассчитывал на интересную беседу в течение наших двух танцев, в ходе которой я хотел испытать Асторию на прочность, однако вместо этого снова натолкнулся на защиту и не слишком уместный ни в наших реальных, ни в наших придуманных отношениях флирт. Её касание моей щеки, будь оно замечено хоть кем-либо, могло быть неправильно истолковано и навлекло бы дурную славу на неё и, следовательно, на меня. Одни могли предположить, что мы находимся в гораздо более близких отношениях, чем стараемся показать, – что правда, но ставит под удар наш план; другие же могли счесть, что Астория слишком свободно и даже фривольно ведёт себя в обществе, что делает её не идеальной кандидатурой для того, чтобы стать моей женой. Ни одна из версий не является достаточным основанием для отмены помолвки – свадьба состоится несмотря ни на что, но любая из них их в силах осложнить нам жизнь.
Я не стал заострять внимание на этом жесте, предпочтя обсудить это с Асторией после, вдали от посторонних ушей, но инстинктивно чуть напрягся от спонтанного прикосновения человека, которому я этого ещё мысленно не разрешил.
– Люди весьма многогранны в своей ограниченности, – скучающе ответил я, теряя интерес к этому разговору, танцу, Астории и всему сегодняшнему торжеству. С по возможности мечтательным видом я отвёл взгляд, чтобы, ни на ком и ни на чём конкретном не фокусируясь, проверить, произвели ли мы эффект, на который рассчитывали. Некоторые дамы, сбившись в группки и спрятавшись за веерами, перешёптывались и бросали на нас кто восторженные, кто завистливые взгляды. Другие были вынуждены объяснять происходившее менее чувствительным к социальным тонкостям господам, а те внимали с недоумением и – даже беглого взгляда хватает, чтобы это понять, – презрением. Очевидно, даже за столь короткое время Астория успела произвести впечатление на присутствующих и вызвать их недовольство выбором партнёра. Что ж, приятно, что наши чувства взаимны.
Наш второй танец подходит к концу, Астория приседает в реверансе, я кланяюсь ей достаточно машинально, невольно сожалея об окончании самой насыщенной части сегодняшнего вечера. Остаток его мне суждено провести скучая – как внешне, так и, несомненно, на самом деле – и томясь по Астории, тщетно стараясь занять себя общением или танцами с другими девушками, но постоянно мысленно и взглядом возвращаясь к ней. Напиться на собственном дне рождения я не могу, исчезнуть с него тоже, остаётся только дотерпеть до его окончания.
Впрочем…
– Драко, ты не мог бы проводить меня на воздух?
Признаться, в середине вечера я планировал выманить Асторию на улицу, чтобы подогреть к нам интерес общественности, а также обменяться наблюдениями, но никак не ожидал, что наш побег будет её инициативой, и к тому же так скоро. Не уделяя должного внимания причинам такого её решения, я невольно воодушевился, предвкушая авантюру, и, приблизившись к Астории, ответил:
– Хорошо, но сделаем вид, что это я тебя пригласил.
Пригласительно склонив голову в направлении выхода, я предложил Астории руку, и неспешным шагом, стараясь не привлекать к себе внимания (или стараясь сделать вид, что мы стараемся не привлекать внимания), мы направились к выходу из залы. У дверей я пропустил Асторию вперёд, а сам обернулся, чтобы приманить пару бокалов игристой настойки, и поймал взгляд своего отца. Его застывшее лицо выражало непонимание и зарождающийся гнев: он хорошо понимал, что уединение так скоро в наши планы не входило. Он бы многое хотел передать мне своим взглядом, но не успел, так как к нему подошёл один из гостей и вынудил его смягчиться, возвращаясь к роли гостеприимного хозяина дома: впрочем, его прощальный короткий взгляд в мою сторону был строг и весьма выразителен. Я лишь ухмыльнулся, довольный произведённым эффектом: я и сам был заинтригован причиной нашей незапланированной прогулки, но тем интереснее блефовать и заставить наших родителей, которые играют на нашей стороне, думать, что мы задумали что-то, что даже им не ведомо.
[b– Мудрое решение,[/b] – похвалил я Асторию, выходя вслед за ней в сад. И ведь действительно: из двух очевидных вариантов проведения, которые ей оставлял мой косвенный ультиматум, она выбрала третий. Да, это, в сущности, побег от необходимости выбора, но побег – со мной. Я протянул Астории бокал:
– Думаю, мы вправе отметить сегодняшнюю победу: мы успешно завоевали умы всех собравшихся.

+2


Вы здесь » RE:WIND » Prior Incantato » Vanity Fair